Летом 2023 года должно состояться возвращение нашей страны на Луну: впервые за 46 лет с хвостиком к спутнику Земли отправится отечественный космический аппарат, «Луна-25» (увы, из-за недостаточной точности одного прибора старт перенесли с осени этого года). Порталы Indicator.Ru, InScience.News и «Живая история науки» решили предварить это событие серией публикаций обо всех успешных (более или менее) советских лунных миссиях. Сегодня настала очередь рассказать об еще одной неудачной попытке мягкой посадки на «Луну» — миссии «Луна-7», стартовавшей ровно через восемь лет после начала космической эры.

В прошлый раз мы, следуя хронологическому принципу, отвлеклись от серии аппаратов под индексом Е6, рассказав об аппарате «Зонд-3», который успешно выполнил свою задачу, дополнив карту обратной стороны. Серия Е6 строилась изначально в королевском ОКБ-1 под руководством Глеба Максимова, но после серии неудач – мы писали уже о «Луне-4», «Луне-5» и «Луне-6» (и по причине загрузки королевского бюро другими проектами) было принято решение передать лунную автоматическую программу в новосозданное КБ под руководством Георгия Бабакина (сейчас – НПО имени С.А. Лавочкина, которое ныне ласково называют «Лавочкой»). Но оставшиеся уже построенные образцы решено было тоже запустить. Точнее – на осень 1965 года готовились три пуска с аппаратами Е6. Два – за номерами 11 и 12 «были заново изготовлены в исключительно короткие сроки героическими усилиями нашего завода, а производство третьего заканчивалось по нашей документации в ОКБ имени Лавочкина», как писал Борис Черток. Интересно, что «лавочкинские» Е6 получили другие номера. Бабакин предложил третьему аппарату дать номер 202, а номер 201 получил «лавочкинский» Е6 для наземной отработки.

Глеб Максимов

Глеб Максимов

Первый пуск 11-й Е6 должен был состояться 4 сентября 1965 года, но старт не состоялся из-за отказа системы регулирования кажущейся скорости (РКС). Замена системы на заправленной ракете была невозможна, и ракету пришлось снять со стартового стола. Запуск отложили на месяц.

Вот что писал о новом пуске Борис Черток:

«Когда кроили и перекраивали графики пусков, с тем чтобы не мешать подготовке еще трех объектов по Венере и иметь месяц в запасе для пуска АЛСа Е-6 № 12, то умудрились выбрать для № 11 историческую дату — 4 октября. Это была восьмая годовщина пуска первого в мире ИСЗ.

На этом пуске Королева в Тюратаме не было. Спускаясь ранним утром в бункер после бессонной ночи, проведенной на стартовой позиции, Кириллов пытался нас подбодрить. «На фронте, — сказал он, — у меня бывало такое чувство, что вот в этом бою меня и никого из моих бойцов не убьют. И это сбывалось. Сейчас такое чувство, что выведем нормально. Ну, а дальше, у Луны, я в бою не участвую. Эго уж вы без меня».

Он оказался прав. Все четыре ступени носителя сработали без замечаний, и пятая отправилась к Луне. ТАСС сообщил о запуске в сторону Луны автоматической станции «Луна-7».

А вот дальше не все пошло по плану. Команда вылетела в Крым для управления непосредственно станцией. Первые трое суток полета все было хорошо, но дальше… Дальше передаем снова слово Борису Чертоку:

«…в общем все шло настолько хорошо, что Королев перестал ругать баллистиков за неточное знание альбедо Луны для различных расстояний от нее. Наибольший эмоциональный накал наступил на четвертые сутки перед сеансом построения лунной вертикали и торможения. Расчетное время с момента начала сеанса и до посадки составляло около двух часов.

Нервное напряжение нарастало с каждой минутой. САН (система астронавигации – прим. авт.) выключилась по команде с Земли в расчетное время, и начался волнующий и сложный процесс ориентации.

Схема устройства Е6

Схема устройства Е6

Автоматическая система производит последовательно поиск Солнца, Луны и Земли. После успокоения всей пятой ступени диск Луны должен находиться в центре поля зрения оптики САН. При этом другая оптическая система обязана удерживать в своем поле зрения Землю. Если все пойдет хорошо, антенны радиовысотомера будут направлены по нормали к поверхности Луны, начнется измерение быстро убывающего расстояния и в нужный момент КТДУ (корректирующая тормозная двигательная установка – прим. авт) автоматически включится на торможение. Если по какой-либо случайной причине или ошибке в установках Земля выходила из поля зрения «земной трубы», запуск КТДУ блокировался. В расчетное время прозвучал доклад по громкой связи: «Есть построение лунной вертикали!» Через минуту: «Идут измерения радиовысотомером — до Луны пять тысяч километров».

Потянулись минуты мучительного ожидания: «До Луны четыре тысячи километров». И вдруг удар по нашим нервам: «Зарегистрирована потеря Земли».

Это действительно был удар, и не только по нервам, по всей миссии – сделать было ничего нельзя. «С завидной точностью» — по горькому ироничному определению Бориса Чертока – станция разбилась о поверхность Океана Бурь.

«При подлете к Луне было выполнено большинство операций, необходимых для осуществления мягкой посадки на ее поверхность. Некоторые операции не были выполнены в соответствии с программой и требуют дополнительной отработки. В процессе полета станции «Луна-7» получен большой практический материал для дальнейших работ», — сообщили в ТАСС.

При «разборе полетов» оказалось, что на Земле были неверно заданы углы датчика, задающего направление системы навигации на Землю, в результате изображение Земли попало на самый край поля датчика, дающего сигнал о наличии Земли. Любое случайное колебание, которое даже в нормальной ситуации было вполне возможно и допустимо, приводило к потере изображения Земли датчиком – и торможение не включалось.

Что ж, до успешной мягкой посадки оставалась одна «Луна» и менее четырех месяцев.

Текст: Алексей Паевский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.